Интервью с Федором Конюховом

Федор Конюхов

Всемирно известный путешественник, художник, писатель и священнослужитель русской православной церкви Федор Конюхов известен тем, что большую часть жизни проводит в океанах, а также экспедициях к полюсам и высочайшим вершинам мира. О том, что побуждает его быть первым в испытании человеческих возможностей, о верности мечтам, о страхах и преодолении, 64-летний путешественник рассказал в эксклюзивном интервью РИА Новости в рамках проекта "Религия и мировоззрение". Беседовала Ольга Липич.

interview-with-fedor-konuhov-2
- Отец Федор, в книге "Мои путешествия" вы пишете: "Просто не верится, что все это сделал я". Действительно, вы месяцами преодолеваете неимоверные трудности, одиночество, смертельный риск: все полюса Земли, Эверест и вершины всех континентов, кругосветки по самым сложным маршрутам, пролив Дрейка с вечными штормами… Почему самое сложное, зачем такие подвиги, ради кого или чего?

— Ну как ради кого или чего… Вот ради чего вы берете сейчас интервью?

- Хочу, чтобы люди услышали и вдохновились.

— Вот и я тоже хочу, чтобы люди вдохновились. Как мой учитель Наоми Уэмура (японский путешественник, живший в 1941-1984 годах) говорил, я продвигаю предел человеческих возможностей. У человека больше возможностей, чем он думает, точнее, чем он хочет. Он просто лодырь, если сказать в открытую.

- Человек — лодырь?

— Он может больше сделать, а делает меньше. Что, вы в полную силу работаете? Нет. Что, я в полную силу работаю? Нет. Картины стоят, книги не написаны – я написал всего 14 книг, а в моем возрасте можно было написать и 40 книг, правильно?

- Но вы столько вершин покорили!

— И вершин можно было больше. Я хочу показать, что Господь Бог мир создал красивым! И что Он не создал пролив Дрейка только для чилийцев — Он создал его для всех. Вот летчик мне говорит: мы, когда поднимаемся в небо, чувствуем, что нет границ! А на земле мы видим границы, КПП… Почему так? Господь Бог не делал границ, а мы сами придумали, что русские отдельно, украинцы отдельно, эфиопы отдельно, сомалийцы отдельно, — и перессорились все. А я хочу показать, что нет границ, нет предела человеческих возможностей. Я сегодня прошел пролив Дрейка, а за мной пусть два раза проходят, быстрее, лучше. Потому что человек должен толкать планочку.

- Как готовиться к этому?

— Первые слова моих детей и внуков: "Восемь – восемь — сорок восемь". Это высота Эвереста (8848 метров). Я готовился, чтобы подняться на Эверест, занимался альпинизмом 20 лет. Первый раз мы поднялись с моим другом Женей Виноградским в 1992 году, с южной стороны. А потом ровно 20 лет ушло на подготовку, чтобы в 2012 году подняться с северной стороны. Так что 40 лет были связаны с Эверестом, и у нас дома у всех в голове эта цифра стоит.

interview-with-fedor-konuhov-3

- Об одиночестве хочу спросить, когда оно месяцы в океане или на пути к полюсу… Многие люди панически боятся одиночества, вы же, наоборот, как будто его ищете?

— Нет, я не ищу одиночества — я вынужден: те экспедиции, которые надо совершить в одиночестве, я их совершаю. Еще в 1978 году японский путешественник Наоми Уэмура первым дошел до Северного полюса в одиночку. Он считал, что один человек может сделать то же, что и команда. Только ты должен быть и поваром, и штурманом, и механиком, и компьютерщиком, и лыжником.
В детстве я тоже одиночества боялся, оно мне в тягость было. Сейчас же, с годами (а я пробыл тысячи дней в океане) я понимаю, что на земном шаре нет одиночества. Всегда есть кто-то. Есть океан, он живой, он наполнен рыбами, животными и растениями. Есть воздух, он тоже живой. Есть птицы, дельфины, киты. Но даже если этого всего нет, ты знаешь, что присутствует кто-то. Если ты верующий. А я – верующий, православный. У меня в роду все православные, папа и мама с 1916 года — понятно, что они верующие были, и я от них это перенял. Я знаю, что всегда присутствует кто-то: это те святые, которым я молюсь, ангел-хранитель и сам Господь. Если мы не можем его узреть, потому что мы недостойны, то можем ощущать присутствие через святых, которым молимся. Я, например, молюсь Николаю Чудотворцу, Федору Стратилату, Ирине Великомученице, матушке Блаженной Матроне, Серафиму Саровскому. И я знаю, что они присутствуют. А какое же тогда может быть одиночество? Конечно, его нет.

- Вопрос о смысле жизни: что надо сделать, в чем смысл? Он для каждого свой, он меняется?

— Конечно, меняется! Не будет меняться, будет скучно. Вот смотрю на стариков, которые ходят на танцы, занимаются фитнесом, мышцы качают, молодеют, и думаю: как глупо! Конечно, невозможно вновь стать юношей, но если представить себе такое, я бы никогда не согласился. Потому что мой возраст – он мне интересен. Мне интересно сегодня, интересно, что завтра будет. А это все молодое я прожил уже.

- Где вы живете, когда не путешествуете, какое место называете домом?

— Везде мой дом. Это вот мастерская в Москве, это — храм, живу сейчас в Свято-Алексеевской пустыни (Переславский район Ярославской области), где отец настоятель дал мне келеечку. Мне 64 года, и я еще не построил себе дом (смеется).

- Почему?

— Я девять часовен построил, два храма… Надо жить с романтикой, любить людей, отдать больше людям, чем себе взять, понимаете? Надо сначала отдать, потом взять. Когда я нахожусь в океане и знаю, что через одну-две секунды буду представлен перед Богом, что ж я встану и скажу: "Я построил себе дом"? То же самое, как я не беру наград. Из экспедиций, в которых я участвовал, не вернулись 32 друга моих, и представляете: они ушли в тот мир, а я в этом мире получаю награды и строю себе дома? Нет. Вырастут дети и, если захотят, построят дом.

interview-with-fedor-konuhov-4

- Как вы считаете, что лежит в основе дружбы?

— В основе дружбы – видеть друг друга и улыбаться. Друг — это тот, кто заходит и улыбается тебе. И нет зависти. Если же в основе лежит какое-то дело, коммерция или даже картины совместно писать – это уже не дружба. Друг, который у тебя просит что-то или которому ты обязан чем-то, это уже не друг, это уже деловое общение.

- В завершение беседы не могу не спросить: какие экспедиции вы планируете на будущее?

— Сейчас у меня экспедиция в Австралию: буду пересекать австралийскую пустыню. 2 тысячи километров за 45 дней на трех верблюдах в одиночку. Это своего рода разведка. Летом следующего года, если все будет благополучно, планирую облететь нашу Землю на воздушном шаре и приземлюсь в австралийскую пустыню. Полет будет проходить на высоте до 10 тысяч метров.
В следующем году также планирую установить несколько рекордов для теплового воздушного шара. Взлететь на Северном полюсе и далее в зависимости от направления и силы ветра либо буду держаться в воздухе 30 часов (рекорд продолжительности полета), либо полечу через Северный Ледовитый океан до побережья России, или до Канады, или до Аляски и попробую установить рекорд дальности полета. Параллельно идет строительство шара, на котором мне предстоит подняться на 30 тысяч метров в высоту. Дальше буду строить яхту, чтобы пройти за 80 дней вокруг света, побить мировой рекорд. В Марианскую впадину буду погружаться. Джеймс Кэмерон — мой консультант. Хочу погрузится, как он, но с другими целями. Там на глубине 11 тысяч метров две плиты сходятся (Тихоокеанская и Филиппинская), расстояние между ними 5-7 километров, надо будет взять пробы с обеих – такого никто еще не делал. Кэмерон был на дне океана два часа, а у меня расчет на 18 часов. Потом – строительство весельной лодки, на которой хочу совершить кругосветное плавание. Сплав по Амазонке. Все экспедиции распланированы и финансируются до 2023 года.

Источник: РИА Новости

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *